3838 Глава ЗАТО г.Североморск Владимир Евменьков | Интервью | Североморские Вести Североморские Вести
Авторизация
Забыли пароль? / Регистрация
Регистрация
captcha
Восстановление
captcha

Сегодня:

Глава ЗАТО г.Североморск Владимир Евменьков

    О новом главе ЗАТО Североморск Владимире Евменькове многие знают лишь общедоступные биографические факты.

    45 лет, родился и вырос в г.Заполярном, в 1994г. окончил исторический факультет Петрозаводского университета, поступил на службу в североморский ОВД, сначала работал инспектором по делам несовершеннолетних, затем прошел все должности в уголовном розыске – от оперуполномоченного до начальника. Дольше всего был руководителем криминальной милиции – с 2003 по 2010гг. Следующие два года управлял местным отделом полиции. В мае 2012-го ушел на повышение и четыре года возглавлял УВД по г.Мурманску. С августа 2016 по 2017г. – начальник Управления по контролю за оборотом наркотиков Мурманской области. С 29 сентября – глава ЗАТО Североморск. Женат, двое детей.

    Признаться, нам и самим было интересно поближе познакомиться с новым главой. Владимир Васильевич не отказался от беседы «без галстука» и ответил на все вопросы максимально откровенно.

    - Владимир Васильевич, как получилось, что после окончания исторического факультета Вы пошли работать не по профессии, а в милицию?

    - В то время была иная система. Это сейчас строго поставлено, что в полицию пойдет человек с высшим юридическим образованием, желательно окончивший специализированное учебное заведение. А тогда на выпускных экзаменах Петрозаводского университета в государственной комиссии всегда сидели представители КГБ и МВД. С моего курса многие ушли в силовые структуры, это была наработанная практика. Когда я шел туда учиться, была статистика, что до 30% выпускников уходят в силовики.

    Могу сказать, что исторический факультет Петрозаводского университета когда-то оканчивал Нургалиев – до недавнего времени министр внутренних дел, секретарь Совета безопасности Патрушев… Просто тогда были другие жизненные реалии. Но на исторический факультет я поступал по зову сердца.

    - А почему приехали работать в Североморск?

    - Я думал, что после учебы вернусь в Заполярный, но там меня не взяли на работу в милицию – места не было. Были вынуждены с женой поехать в Североморск.

    - Ваше последующее образование было вызвано служебной необходимостью?

    - Я пошел получать второе образование раньше, чем изменилось законодательство. Понял, что для работы не хватает юридической базы. В 2005 году поступил в филиал Санкт-Петербургского университета МВД, в 2008-м окончил. А строгое указание о наличии юридического образования для сотрудников, претендующих на замещение руководящих должностей в системе МВД, законодательно было принято в 2011 году.
    Позже, в 2013-м, поступил в Академию МВД России, конкурс был достаточно непростым – 4-5 человек на место. Это вуз высшего порядка, где готовят государственных управленцев, учебное заведение с очень интересной историей. В 2015 году окончил его с отличием.

    - Судя по Вашей любви к истории, наверняка историческая литература у Вас в приоритете.

    - Сейчас – никакая не в приоритете. Я очень рано начал читать, читал много, зрение безнадежно испортил, но сейчас чтение полностью заменили документы. Поэтому врать, что много читаю, не буду. Жалею, на самом деле, думаю, может, на пенсии догоню…

    По сути, в плане литературы я «всеядный», читаю то, что интересно. Был период, перечитал всего Пикуля, что-то и не по одному разу, в студенчестве зачитывался Булгаковым, нравился южноафриканский писатель Шарп – у него такой солоноватый острый юмор. Но сейчас общий бич – интернет.

    - Узнаете в интернете новости?

    - О событиях в мире и в стране – пожалуй, да. Хотя интернет для меня – это не источник, а, скорее, сама суть информации. Про работу, место, где живу, предпочитаю узнавать из общения с людьми.

    - Как отвлекаетесь от работы? Есть любимое занятие?

    - Да, спортивное «боление». Лучшее времяпровождение и отдых для меня, чтобы голова отключилась, – это спортивные трансляции или нахождение на стадионе. Болею за командные игры – футбол, хоккей… Иногда можно даже теннис посмотреть. Даже женский (смеется). Очень удручает, что за неделю не появилось возможности не то что съездить в спортзал, а даже посмотреть в его сторону.

    - А любимый питомец у Вашей семьи имеется?

    - Я был категорически против любых питомцев дома, считал, что это лишняя обязанность, которая еще непонятно как между членами семьи распределится. Долго сопротивлялся, но в 2011 году меня поставили перед фактом: сыну крестная подарила кошку. Оказалось, ничего страшного в этом нет – живет и живет. Она, конечно, всеобщая любимица, с домашними добрая. Правда, с гостями дикая и злая – такая «служебная».

    - Традиционный вопрос – про семейные традиции.

    - Традициями мы не обросли. Конечно, приятно, когда семья вместе собирается пообедать, но у нас это происходит редко. Был период, когда мне еще был разрешен выезд за границу, очень удачные семейные поездки получались, а сейчас даже в отпуск все вместе выехать не можем. Есть желание быть вместе – и любая возможность для этого используется, но какой-то заведенной традиции нет. Наверное, с внуками их заведем.

    - Но, может быть, Вы готовите?

    - Да! Очень долго я вообще не готовил и не стремился к этому. Но как-то пошел в гости к одному знакомому, он приготовил макароны с морепродуктами, пригласил за стол. А я очень люблю и макароны, и морепродукты, но никогда не думал, что эти вещи можно совместить. Взял рецепт, чуть не полвыходного стоял у плиты и приготовил это блюдо, оно такое вкусное получилось. Так и начал потихоньку – одно, второе. Где-то что-то увижу, приготовлю, и, хочу сказать, неплохо получается. Могу плов, красную рыбу приготовить, пюре даже вкуснее, чем у жены, получается, это уже всеми детьми признано. Единственное, к первым блюдам пока еще не приступил.

    - Дома и на работе Вы любите уют, окружаете себя любимыми вещами или предпочитаете аскетизм?

    - Никогда я спартанцем не был и аскетизмом не страдал. Считаю, там, где ты проводишь больше времени (а больше времени я всегда провожу на работе), должно быть как минимум комфортно. Самоотверженность должна хоть чем-то компенсироваться. Люблю, когда хорошая машина, если много ездишь, когда удобное кресло в кабинете, чтобы мебель глаз радовала. И дома уют люблю – чтобы был ремонт хороший сделан. Это однозначно. Не буду никогда говорить, что картонный стол и деревянная табуретка – это все, что мне надо для работы. А вот семейные фотографии… Когда-то начал ставить на стол, но как-то заболела у меня душа: люди приходят не всегда с лучшим настроем, поэтому не приверженец я того, чтобы фотографии семьи стояли на рабочем месте.

    Вот цветы – это мое. Они катаются со мной уже семь лет. В 2010 году, когда меня только назначили в Североморске начальником, захотелось, чтобы были цветы в кабинете. Через два года они переехали в Мурманск, стояли в ГУВД, в наркоконтроле, и вот в прошлую субботу их торжественно перевезли сюда. Так что из личного в кабинете пока только цветы. Ну и ручки.

    - Коллектив на прежнем месте работы был большей частью мужской, здесь преобладает женская составляющая. Это ощущается?

    - Для меня нет. Вы же понимаете, что я каждый день с каждым сотрудником администрации не общаюсь. А в руководстве уже не так преобладают женщины, как в общем составе администрации. Да и на прошлой работе женщин тоже было немало: кадровики, штабные, тыловские. Сегодня (в понедельник – прим. ред.) была первая расширенная оперативка, мне показалось, женщин было не больше, чем мужчин. Хотя в общем составе женщин, конечно, больше.

    - А с кем Вам комфортнее работать?

    - Смотря на что разделить. Поставить задачу и потребовать ее безусловного оперативного исполнения легче перед мужчиной. С другой стороны, более тщательное, продуманное, взвешенное исполнение всегда за женщиной. К примеру, милицейскую аналитику женщины делали лучше, чем мужчины, причем даже касающуюся прогнозов развития криминальной ситуации – казалось бы, чисто мужское дело. Каждый хорош в той или иной степени – и нужно каждому найти применение, тогда человек оправдает все твои ожидания.

    - Насколько Вы публичный человек и привычны к повышенному вниманию, постоянной необходимости выступать на публике? Как Вам это дается?

    - Да, наверное, как и всем. Сказать, что испытываешь восторг от постоянного к тебе внимания – это вряд ли. Но, с другой стороны, понимаешь же, что должность обязывает. Я этого не боюсь и отдаю себе отчет, что заниматься этим не то что придется, а просто будешь. Поэтому воспринимаю как неотъемлемую часть работы. Насколько оправдаю ожидания тех, кто на меня смотрит, не могу гарантировать. Но то, что никогда не бегал и не стеснялся общаться – это совершенно точно. Не скажу, что огромная, но определенная школа за плечами есть.

    - Такое разряжающее даже нервную рабочую обстановку качество, как чувство юмора, Вам присуще? Любите хорошую шутку?

    - Да, люблю и использую. Если пообщаетесь – поймете. Шутка в любом случае полезна и нужна, даже если надо кого-то подхлестнуть, иногда лучше использовать пусть острую, но шутку, чем самые правильные, но строгие слова.

    - А если провинившийся сотрудник в ответ удачно пошутит, оцените?

    - Оценю, конечно… но я не помню, чтобы кто-то пытался мою критику перевести в шутку – это точно могу сказать (ироничная улыбка).

    - А вообще, какие качества цените в подчиненных, да и просто в людях?

    - Если говорить о подчиненных – конечно ответственность. Но в последнее время очень недостает умения сделать больше, чем от тебя ожидают. Тебе поручили работу – и ты ее сделал, ровно так, как поручили. Нет желания чуть-чуть раздвинуть рамки, инициативу проявить. Не очень люблю модные слова, но слово «креатив» у нас как-то прижилось. Так вот, порой не хватает в хорошем смысле служебного креатива. Ценю незакостенелость мысли у сотрудников при исполнении задач.

    А в людях, особенно в последнее время, стал ценить порядочность и нежелание делать подлости, надежность.

    - Владимир Васильевич, на службе у Вас был довольно быстрый карьерный рост, который мог бы продолжиться. Но Вы решили выдвинуть свою кандидатуру на пост главы ЗАТО…

    - Решение, которое было принято в 2017 году, не было спонтанным. Сейчас, наверное, уже можно об этом говорить: на должность первого зама Виталий Иванович Волошин меня приглашал еще в 2011 году. И после того, как он принял решение, что уйдет, но еще не объявил об этом официально, Александр Павлович Абрамов спрашивал меня о том, не готов ли я прийти. Но такие решения не принимались, потому что это было, условно говоря, не вовремя. У меня были обязательства перед руководством УВД области, и я не мог ответить согласием, потому что надо было отработать определенное доверие. В 2015 году тоже шли разговоры, но тогда я шел на диплом с отличием в академии, и, если в тот момент ушел бы из органов, меня бы отчислили. Поэтому сказать, что в 2017 году было спонтанное, ничем не обусловленное решение, нельзя. Все это время я прикидывал: справлюсь – не справлюсь. Так что, в принципе, к этому шло. И потом, в плане кругозора работа в Мурманске мне много дала, появилось много людей, которые мое решение поддержали.

    - Вы амбициозный человек?

    - Тут, наверное, не амбиции. Потому что если бы в чистом виде побеждали амбиции, я бы остался на прежнем месте. Но я ушел в сторону и поменял деятельность. Это можно назвать новым вызовом, который появился и, раздумав, я решил его принять и доказать, что и здесь у меня получится.

    - Ваша супруга, Наталья Сергеевна, была вынуждена уйти с должности руководителя ЗАГСа, чтобы Вы могли претендовать на должность главы. Решение было тяжелым?

    - Это очень больной момент. Впервые мы говорили об этом в мае, а в июне уже встал вопрос: если поддерживаешь – иду, если не поддерживаешь – не иду. И когда началась подготовка документов, чтобы не было претензий с точки зрения юридической чистоты проводимого конкурса, стало ясно, что ей правильнее уволиться. Это был самый пиковый момент развития ситуации, и решение было принято семейное. До сих пор это непросто переживается нами обоими, надеюсь, никто из нас не пожалеет о сделанных шагах.

    - Что скажете о первых рабочих днях? Не жалеете, что взвалили на себя такую ответственность?

    - Наверняка будет определенная усталость, психологическая, физическая, но то, что не будет отчаяния – сегодня я в это верю.

    На днях звонил Виталий Иванович, задавал тот же вопрос: нет ли по итогам первой недели сожаления? И я ему ответил, что первые ощущения, пожалуй, самые правильные: отчаяние не наступило. Переживать такие нагрузки, как удлиненный рабочий день, мне позволяет школа МВД, потому что там это было в порядке вещей. Работать допоздна мне не сложно.

    Хотя эти дни были очень непростыми, пришлось принимать серьезные решения. Например, по замене трубы отопления на ул.Сгибнева. Пришлось пойти на непопулярный шаг – отключить тепло и горячую воду в 66 домах, двух садиках и двух школах в верхней части города: на ул.Инженерной, Падорина, Чабаненко, Сизова. Но вопрос стоял так: либо мы прекращаем теплоснабжение и заменяем трубу, которая находится в ужасном состоянии, либо закапываем ее обратно, но тогда зимой она может рвануть при минус тридцати. И чем тогда обойдется, я не знаю. Поэтому в пятницу до позднего вечера у нас тут шли дебаты, как поступить. В итоге, исходя из погодных условий, приняли решение менять сейчас, пока труба готова, пока не минус, пока нагнана строительная техника – четыре крана и четыре сварочные бригады работали ночью с воскресенья на понедельник. Но, как бы то ни было, мне интересно искать решения и брать ответственность.

    - В этом смысле Вы азартный человек?

    - Очень. Сам процесс поиска решения мне интересен. В первый же выезд в Североморск-3 столкнулся с проблемой с мостом. За неделю уже три раза собирались, ищем выход.

    Все это сложно, понятно, что не все знаешь, но для того и есть команда, чтобы было на кого опереться. Команда работает, люди знающие, грамотные, поэтому, думаю, все получится.

    - Спасибо за беседу!

    Елена ЗАХАРОВА. Фото Льва ФЕДОСЕЕВА.
    "СВ" №41 от 13 октября 2017 года.

    x