2626 От Марка Твена до доярки | О газете | Североморские Вести Североморские Вести
Авторизация
Забыли пароль? / Регистрация
Регистрация
captcha
Восстановление
captcha

Сегодня:

От Марка Твена до доярки

В юбилейный для нашей газеты год мы продолжаем знакомить читателей с историей «Североморки». Довольно интересно узнать не только о чем писала газета в разные годы, но и как она работала. И если с содержанием можно ознакомиться, полистав подшивку, например, в библиотеке, то вот о процессе создания и особенностях редакционных будней никто не расскажет лучше, чем сами сотрудники.

Поделиться воспоминаниями о «Североморской правде» конца 80-х – начала 90-х согласился наш фотокор Лев Федосеев, верный газете уже 30 лет.

В редакцию, которая тогда находилась на ул.Северной, он пришел 20-летним юношей – сразу после армии. Первые впечатления оправдали все литературные и киношные клише: табачный дым, из-за которого в помещении была почти нулевая видимость, корреспонденты, строчащие на печатных машинках пулеметной очередью. А одно из самых ярких воспоминаний – о шефе экономического отдела Викторе Матвейчуке и его кабинете:

- Это была абсолютно американская картинка, ну прямо как из «Журналистики в Теннесси» Марка Твена! Стол, заваленный ворохом газет, а за ним барабанит по клавиатуре пишущей машинки Матвейчук – полноватый мужчина, всегда в белой рубашке, широких подтяжках и с сигарой в зубах.

Романтические стереотипы, увиденные в кино, стали причиной того, что в 1987 году в редакции не было отбоя от потенциальных сотрудников. Но они стремились стать вовсе не журналистами.

Дело в том, что в конце 86-го на экраны вышел фильм Карена Шахназарова «Курьер», где главный герой устроился курьером в журнал «Вопросы познания». Популярность профессии тогда резко возросла. А в «Североморке» была такая должность, как курьер-уборщица. И трудилась на ней всеми любимая Наталья Викторова, или просто тетя Наташа.

- Желающих работать курьером в газете было много. И хоть мы тете Наташе говорили, что ни на кого ее не променяем, что ей не нужно волноваться, она все равно очень боялась остаться без работы. Думала, куда ей, пенсионерке, с молодежью конкурировать, – говорит Лев. – Но когда претенденты узнавали, что нужно будет совмещать две должности и помимо работы курьера придется еще и полы мыть, сразу самоустранялись.

Кстати, совмещать должности в редакции приходилось не ей одной. К примеру, водитель Юрий Клековкин, которого редактор Василий Мальцев переманил в газету из «скорой помощи», что находилась в соседнем доме, увлекался фотографией. Поэтому довольно часто не только крутил баранку, но и работал как фотокорреспондент. Регулярно ему давали задания, а за опубликованные снимки он получал гонорар.

Ну и, разумеется, самим корреспондентам в некоторой степени приходилось осваивать непривычные для себя виды деятельности. А все из-за установки на определенное количество авторских материалов в номере.

С некоторыми авторами газета сотрудничала постоянно. Им по-настоящему было что сказать, и словом они владели хорошо. Таких людей в редакции ценили не меньше штатных сотрудников. В основном это были партийные работники, работники культуры, представители профсоюзов. Но право голоса на страницах «Североморки» нужно было дать и простым рабочим. А вот им, как правило, было не до публикаций в газете. Вот только от задания-то никуда не деться.

И тут Лев снова приводит литературный пример – «Компромисс» Довлатова. А точнее, ту часть, где по сюжету в газете была опубликована телеграмма Брежневу от эстонской доярки. Там героиня радостно рапортует о высоких надоях молока, о ее вступлении в партию… Но на самом деле журналисты просто «взяли интервью» у доярки, которая и не собиралась ничего писать или рассказывать, да и по-русски не говорила совсем. Но «товарищи» из соседнего райкома партии обо всем позаботились. А корреспонденты на основе пары фактов о жизни расписали все в красках.

- У нас, конечно, было не совсем так, но суть одна. Авторами должны были стать простые работяги – те же доярки или строители. А они в большинстве своем мало того, что не всегда могли написать стройно и грамотно, как нужно для публикации, так и времени на сочинительство у многих просто не было. Вот и приходилось самим журналистам когда-то лишь править авторский текст, а когда-то, пообщавшись с «автором», полностью писать его от лица какой-нибудь доярки Мариванны. А ей нужно было лишь прочесть получившееся, сказать, все ли правильно записал журналист, а потом забрать гонорар за «свой» материал. Корреспондент же довольствовался устной благодарностью.

Обязательными в то время были и публикации о передовиках производства в каждом номере.

- При этом в городе работали только три «гиганта»: хлебозавод, молокозавод и мясокомбинат. А газета выходила трижды в неделю, – объясняет Лев. – И где найти столько героев? Передовик, так сказать, величина постоянная. В общем, про всех писали не по одному разу, приходилось применять всю свою фантазию, чтобы не повторяться.

Не легче было и самому фотокору. С нынешними цифровыми технологиями, возможностями фотошопа можно почти не переживать, как будут выглядеть снимки на газетной полосе. А вот времена высокой печати, цинкографии Лев вспоминает как страшный сон:

- Фотографию сначала «загоняли» в цинк, а потом уже с этих типографских цинковых клише изображение переносилось на бумагу. Именно из-за этого качество печати фотографий на полосе иногда оказывалось настолько плохим, что я быстренько переходил на другую сторону улицы, если видел героя, которого мне недавно приходилось снимать. Боялся услышать все, что он думает обо мне после этого.

Но не только съемки были задачей фотокора. Дело в том, что к каждой фотографии героя (того же передовика, лучшего работника) требовалась расширенная подпись, если о нем не публиковали отдельный большой материал. Эту подпись приходилось делать самому фотографу. Пусть это не репортажи, не крупные статьи, а информация в 30 строк, но все же.

Формат был шаблонным: Иван Иванович Иванов – работник североморского молокозавода, начал свой трудовой путь тогда-то, имеет награды такие-то, начальство его ценит, в этом году он внес столько-то рационализаторских предложений.

Сегодня подобная форма подачи вызывает улыбку, как многое из написанного выше. Но реалии того времени диктовали такие правила. Это часть жизни, часть истории «Североморских вестей», которой мы продолжим делиться с вами и в следующих номерах.

Наталья МОРОЗОВА.
Фото: Фото В.Матвейчука, 31.07.1980г, Льва Федосеева к материалам «Будет детский сад» (25.03.1988г.) и «Наши дети – наша боль» (28.10.1989г.).
"СВ" №6 "СВ" от 10.02.2017 года.

x