Североморские Вести
Авторизация
Забыли пароль? / Регистрация
Регистрация
captcha
Восстановление
captcha

Сегодня:

Защитники. Исследователи. Романтики

В рамках масштабного историко-культурного проекта Русского географического общества «Главный фасад России. История, события, люди» с 2018г. успешно проводятся арктические экспедиции. В комплексных экспедициях на правах равноценного партнера РГО выступает Северный флот.

Как отмечает командующий СФ Герой России адмирал Александр Моисеев, осуществляющий общее руководство экспедиционной деятельностью, комплексная экспедиция – это новая форма подготовки СФ, согласованная по времени, месту, целям и задачам, организуемая на едином историко-географическом театре, по единому замыслу и плану в интересах повышения готовности сил и войск флота к решению задач в Арктике. Комплексность достигается в том числе включением в состав экспедиций гражданских специалистов, которые входят в состав групп, сформированных Русским географическим обществом. Благодаря Северному флоту и РГО отечественные ученые имеют возможность получать новые научные данные об истории, географии, биологии и экологии самых удаленных уголков российской Арктики, обнаружить материальные следы экспедиций исследователей региона прошлых столетий.

След в след

В 2020 г. значимыми открытиями отметился 1-й экспедиционный отряд под командованием капитана 2 ранга начальника отделения управления штаба Северного флота Сергея Зинченко. Первый этап совместной экспедиции СФ и Русского географического общества проходил с 13 по 31 августа 2020 г. Участники за 19 суток прошли 1347 миль на морском буксире СФ МБ-12.

Экспедиция прошла под флагами юбилеев: 75-летия Победы в Великой Отечественной войне, 175-летия Русского географического общества, 145-летия со дня рождения русского геолога, путешественника-исследователя Владимира Александровича Русанова. Именно маршрут Русанова, который в 1910 году первым из русских ученых исследовал прибрежную территорию Новой Земли на яхте «Дмитрий Солунский», и стал основным для современных мореплавателей. Маршрут пролегал от Белушьей губы через Баренцево море, минуя Карское море, вокруг Северного острова архипелага Новая Земля и через пролив Маточкин Шар обратно в Белушью губу. Маршрут был составлен и выверен научным руководителем экспедиции полковником Сергеем Чуркиным. Эта скрупулезная теоретическая работа обеспечила успех практической части исследований.

– В итоге у нас получилось переплетение нескольких маршрутов полярных путешественников: Владимира Русанова, Георгия Седова (его экспедиция 1912-1913 гг.), а также путь австро-венгерской экспедиции 1872 года под руководством Юлиуса фон Пайера и Карла Вайпрехта, – рассказывает Сергей Зинченко. – Все было продумано, мы много читали, делали запросы, учили нюансы поисковой арктической работы. В Арктике человек бывает нечасто, так что надо было найти искомое, но не навредить природе и не разрушить то хрупкое, что осталось нам от предыдущих исследователей.

В 2000г. будучи курсантом Высшего военно-морского училища радиоэлектроники им.А.С.Попова я ходил на практику на барке «Седов», и сейчас, в 2020г., было так удивительно увидеть своими глазами вещественные доказательства полярной экспедиции знаменитого исследователя, найти место его зимовки. В заливе Власьева мы обнаружили два деревянных креста из числа тех, которыми сухопутная группа под руководством Георгия Седова отмечала астрономические пункты по маршруту своего продвижения поперек северной части архипелага Новая Земля. На перекладине одного из крестов написана дата его установки – 15 апреля 1913 г.
Было запланировано 36 высадок, удалось осуществить все, и каждая запомнилась чем-то своим.

– Для меня каждая находка имела значение, про каждый найденный фрагмент могу рассказать целую историю, – продолжает Сергей Зинченко. – Среди масштабных находок отмечу продовольственное депо Юлиуса фон Пайера и Карла Вайпрехта, которое мы нашли на восточном острове Баренца. Запасы продовольствия, заложенные австро-венграми еще в 1872 г., до нас никому не удавалось найти. Сложность заключалась в том, что место закладки авторы описали так: «…в расщелине скалы». Можете представить, сколько там скал! Только заранее проведенные СФ рекогносцировка, фотосъемка помогли нам найти нужную скалу с приметным силуэтом. Закладка в XIX веке осуществлялась верно: узкая расщелина не позволила пролезть к продуктам медведям и другим животным. В течение суток мы разбирали депо, так как оно было завалено камнями самими полярниками, да и за столько лет камней только добавилось. До нашего времени сохранилась одна из девяти бочек, которые исследователи заботливо оставили наполненными хлебом для будущих путешественников внутри скалы. Под бочками были найдены ящики с гороховой колбасой. За 150 лет продовольственные запасы практически не сохранились, они превратились в клейкую массу, напоминающую глину. Сами ящики и бочки сильно деформированы, раздавлены горной породой, которой их засыпали. А вот спрессованные документы еще предстоит исследовать специалистам. То, что лежало на поверхности, мы забрали под фотофиксацию, остальное, неподъемное и, возможно, зарытое, снова завалили камнями.

Еще одна находка была обнаружена в проливе Маточкин Шар со стороны Карского моря на месте зимовки 1768-1769 гг. первого русского экспедиционного отряда Федора Розмыслова. Буквально в полуметре от археологического контура (до нынешних исследователей здесь уже побывали археологи) был замечен торчащий из мха металлический предмет - оказалось, что это медный крестик. Этому экспонату также предстоит пройти полную идентификацию у специалистов. Среди гипотез – это женский крестик XVIII века. Здесь же нашли мушкетную пулю. На мысе Дровяном, где находилась вторая часть экспедиции Розмыслова в 1768 году, был найден элемент круглого украшения с чеканкой.

– Интересная встреча с хозяином Арктики – белым медведем – случилась в заливе Иностранцева на мысе Пинегина во время обследования автоматической немецкой метеостанции «Герхарт», – вспоминает Сергей Зинченко. – Метеостанция была установлена в 1943 году немцами с подводной лодки. Когда мы начали ее реконструировать для фотосъемки, складывать элементы питания, мачтовые элементы, не заметили, как к нам подошел медведь. Он буквально за секунду преодолел 100 метров и остановился в 15 метрах от нас. По инструкции мы собрались в группу и потихоньку стали отходить. Медведь обнюхал метеостанцию – видно было, что ему очень интересны новые для него запахи человека. Позже мы увидели неподалеку лежбище моржей и поняли, что косолапый принял нас за конкурентов-охотников. Возвращаясь к метеостанции, отмечу, прибор, работающий от аккумуляторной батареи, собирал в 40-е годы метеоданные и посредством радиосвязи передавал на нацистские базы в Норвегии. Люди там не работали. Мы изучили самописцы, зафиксировали факт того, что и в этом районе Новой Земли была установлена германская метеостанция. Это важный момент для изучения истории данного региона.

Еще одна краеведческая находка – на мысе Шишкина. Было найдено круглогодичное поморское становище предположительно XIX века. Летом здесь бойко шла торговля, поморы сбывали и обменивали все, что напромышляли за остальное время года: шкуры животных, меха, рыбу. Буквально в нескольких метрах от поморской избы были найдены маленькие нарты и игрушки: коза-свистулька и клоун без головы. Историки предположили, что клоун – это иностранная игрушка, которая попала к поморам вследствие торгового обмена.

Меньше льда – больше суши

– К географическим находкам относятся открытые нами острова и пролив, – продолжает Сергей Зинченко. – В Москве, еще во время подготовки к экспедиции, после доклада в РГО ко мне подошли школьники, которые, изучив съемки со спутника, обнаружили новый не нанесенный на карту остров. Они попросили меня найти его и привезти оттуда камешки. Мы нашли этот объект в заливе Вилькицкого. Остров образовался из-за таяния ледника. Сравнивая морские карты с действительностью, мы видим, что глобальное потепление очень влияет на Арктику. Температура повышается – и ледники сходят на много километров, обнажая сушу, образуя проливы. Так появился новый пролив шириной 500 метров. В заливе Кривошеина был мыс Упор, на картах обозначенный как мыс материка Новая Земля. Но ледник отошел – и то, что мы раньше считали мысом Упор, теперь остров Упор. Мы были первые, кто прошел этим пока еще безымянным проливом, высадились на остров Упор, определили его координаты, провели GPS-съемку. Теперь морские карты будут откорректированы. Этот гидрографический элемент — важная часть в работе нашей экспедиции.

А вокруг такая красота

Оставалось время и для восхищения арктической природой.

– Даже коренному северянину природа Арктики покажется незнакомой: деревьев нет вообще, есть травы, лишайники, мхи. Но животных много, часто встречали белых медведей, оленей, тюленей, моржей. Для них северные моря и океан – лучшая кормовая база, – рассказывает Сергей Зинченко. – Поначалу на Новой Земле чистейший воздух дурманит, голова кружится, нет городской загазованности, хотя нет и растительности. Воздух, зовущий к поискам и морской романтике. Август для экспедиции был выбран не случайно - это самое благоприятное время для высадки на берег и для морской навигации, шторма отобрали у нас всего 2-3 дня. Температура воздуха иногда прогревалась до +15 градусов – и создавалось нереальное впечатление: ты в Арктике, а вокруг тепло. На мысе Желания мы по традиции загадали желание и взяли с собой камешек, обточенный морем. Говорят, теперь все сбудется...

Успех экспедиции – результат слаженных действий личного состава морского буксира МБ-12 под руководством капитана Владимира Рогожина, заместителя командира экспедиционного отряда подполковника Дмитрия Коваленко, офицера топографической службы СФ лейтенанта Алексея Колесникова, представителя от РГО Сергея Каткова, научной группы от национального парка «Русская Арктика» - историка Александра Хатанзейского и фотографа Николая Гернета, старшего группы охраны от 12 ГУ МО лейтенанта Сергея Чиркина.

Наталья СТОЛЯРОВА.
Фото Николая ГЕРНЕТА, из архива РГО и газеты МО «Красная звезда».

Опубликовано в №7 "СВ" от 19.02.2021 г.

Добавить комментарий
x