Североморские Вести
Авторизация
Забыли пароль? / Регистрация
Регистрация
captcha
Восстановление
captcha

Сегодня:

Петсамо-Киркенесская операция. Герои

Североморский музейно-выставочный комплекс продолжает знакомить читателей с дневниковыми записями 1941-1944 годов командующего СФ Арсения Григорьевича Головко, связанными с Петсамо-Киркенесской операцией, развернувшейся в эти октябрьские дни 76 лет назад.

16 октября…Прорыв в Лиинахамари ускорил исход борьбы за город. Через сутки после начала обходного маневра бригад морской пехоты уже транслировался по радио приказ Верховного главнокомандующего: «Войска Карельского фронта прорвали сильно укрепленную оборону немцев северо-западнее Мурманска и сегодня, 15 октября, при содействии кораблей и десантных частей Северного флота, овладели городом Петсамо (Печенга) — важной военно-морской базой и мощным опорным пунктом обороны немцев на Крайнем Севере...»

Невозможно перечислить всех, кто отличился. Свыше трех тысяч бойцов и командиров СФ награждены орденами и медалями за храбрость и мужество, проявленные в операции. Виктор Николаевич Леонов, командир разведывательного отряда, стал Героем Советского Союза после взятия 88-миллиметровой батареи на мысе Крестовом, а двадцать человек представлены к этому почетному званию. Капитан-лейтенант Александр Осипович Шабалин, командир отряда катеров 1-го дивизиона торпедных катеров, представлен к награждению второй медалью Золотая Звезда. Он не только показал пример при высадке десанта в Лиинахамари, но и оставался под обстрелом на рейде, направляя подходившие с моря катера других групп к местам высадки.

17 октября. Сегодня список кандидатов на почетное звание Героя Советского Союза пополнился еще тремя именами: командира авиаполка Бориса Павловича Сыромятникова, штурмана того же авиаполка Александра Ильича Скнарева и стрелка-радиста самолета, который вели Сыромятников и Скнарев, гвардии старшего сержанта Григория Сафроновича Асеева. Все трое составляли экипаж ведущего самолета-торпедоносца одной из групп, атаковавших вражеский конвой в районе от выхода из Бек-фиорда до Вадсе.

…В момент последнего, четвертого, удара по вражескому конвою и совершили свой подвиг подполковник Сыромятников, майор Скнарев, старший сержант Асеев. Когда наши торпедоносцы были еще на подходе к цели, в 3 км от нее, снаряд, выпущенный с одного из вражеских кораблей, попал в левый мотор ведущего самолета. Самолет загорелся, но Сыромятников продолжал вести торпедоносец на конвой, повторяя по радио приказание ведомым следовать за ним. А противник уже вел огонь по ведущему самолету. Еще несколько секунд - и снаряды попали в правый мотор. Пламя охватило оба крыла торпедоносца. Ведомым казалось, что на врага летел гигантский факел. И в то же время они слышали четкие команды штурмана Скнарева, не прекращавшего наводить самолет на цель. Пятьсот метров оставалось до самого крупного транспорта в конвое, когда прозвучали слова последней команды Сыромятникова:

- Штурман! Залп!

И торпеды, сброшенные с ведущего самолета, нашли свою цель: транспорт взорвался и затонул. Через несколько мгновений горевшая машина прочертила огненный след и упала в море. Ее экипаж погиб, выполнив свой долг до конца. Это был воинский подвиг, совершенный на глазах у всех и теперь неотделимый уже от всего героического, что характеризует наступательный порыв североморцев.

Сила этого порыва еще далеко не исчерпана. Факты нежелания раненых матросов и морских пехотинцев оставаться вне строя, эвакуироваться из района боевых действий — массовое явление в эти дни. На причале Лиинахамари, когда торпедный катер Шабалина переправил туда с мыса Крестового отряд разведчиков Леонова, мне запомнился разговор с самим Леоновым. Он попросил у меня разрешения возвратиться (после окончания боевых действий в Лиинахамари) на мыс Крестовый, чтобы похоронить погибших там людей из своего отряда. Я сказал ему:

- Отряд дрался геройски. Всех до единого представьте к наградам. А лично вас представляем к званию Героя Советского Союза.

Леонов поблагодарил и тут же очень обрадовал меня вопросом и просьбой:

- Как же быть с Агафоновым и Пшеничных? Они первыми прорвались к батарее и захватили ее. А как потом дрались! Все разведчики отряда считают их героями.

- Ну, если все, - ответил я, - тогда ошибки не будет. Пишите реляции.
Затем состоялся разговор с двумя ранеными разведчиками из леоновского отряда - Калаганским и Колосовым. Они обратились ко мне с одинаковой просьбой о поощрении. Оба молодые, здоровые ребята, но ранены.

- О каком поощрении? - несколько недоуменно поинтересовался я.

Отлегло от сердца, когда объяснили:

- Мы ранены легко. Поэтому прикажите, товарищ адмирал, не отправлять нас в тыл, в госпиталь. Тут, в базе у моря, около своего отряда, мы быстрее поправимся. Похлопочите за нас перед докторами.

Пообещал, конечно, и тут же сделал вывод, подтверждаемый день за днем многими фактами: высок дух наступательного порыва у североморцев. Дойдем с ним до тех рубежей, до каких потребуется.

Продолжение в «СВ» №42 от 23.10.2020 года.

Подготовила
Наталья ТОКАРЕВА, методист по музейно-образовательной
деятельности СМВК.
Фото предоставлено СМВК.

Добавить комментарий
x